среда, 14 сентября 2016 г.



Карелия, такая русская и такая финская. Едешь мимо обветшалых домишек, но что-то неуловимо европейское витает в воздухе. Мокнет под дождем осенний лес, то и дело тут и там мелькают разноцветные плащи грибников. Змейкой вьется дорога вдоль берега Ладоги, петляет меж скал, то как будто обрывается, то вновь появляется на горизонте едва заметной полоской. Завораживающие, чарующие виды непривычные для родной Ленинградской области, здесь сменяют друг друга на протяжении всего пути. Ничто, кажется, не напоминает о финском прошлом этих земель, лишь иногда мелькнет старый финский домик и затеряется среди советских построек, забудется. 

На эту поездку у меня не было определенной цели, поэтому едем неспешно. Останавливаемся в Приозерске взглянуть на крепость Корела. Такая маленькая, как будто игрушечная, построенная, кажется скорее для развлечения, чем для защиты от неприятеля, но ров, которым она окружена говорит о том, что были и тут сражения.




Очарованно стою на мосту у водопада Ляскяля… С неистовой силой разбивается вода о камни разлетаясь миллионами брызг, зависает облаком над бурлящим потоком. 

На берегу озера приютились небольшие деревянные домики – это наше пристанище на сегодняшнюю ночь. Недавно открывшаяся гостиница; здесь еще не до конца обставлены номера, но уютность деревенского стиля скрадывает мелкие недочеты.
Утром, разбуженные соседями – финскими охотниками, все-таки решаемся доехать до Рускеалы. Моросящий дождик и ранее утро позволяют нам насладиться видом каньона практически в отсутствии туристов. Зябко, поэтому прокатиться на лодке не решаемся. Гуляем по туристической тропинке, ведущей то вверх на самую вершину карьера, то вниз к подземному озеру. Руки автоматически тянутся за телефоном, запечатлеть красоту, приходится иногда останавливать себя и просто идти, вдыхая ароматы леса и воды. Любоваться контрастами красок, перепадами высот, вслушиваться в пение ручьев, стекающих по отвесным каменным утесам в прозрачные сине-зеленые озера. 






Рускеальские водопады прыгают по камням, будто бы потоки играют друг с другом в салочки, и догнав один другой задорно смеются над неуклюжестью собрата. 
Волшебная и дикая, суровая и непредсказуемая Карелия, живущая где-то на границе русских сказок и финских эпосов, такая привлекательная и такая боязливая. Хочется сполна прочувствовать эту утраченную в городской суете радость от общения с первобытной природой, урвать лишний часок у бегущего беспощадного времени и остаться здесь. Но вечная подруга путешественника дорога снова зовет в путь. До встречи Карелия.

воскресенье, 28 августа 2016 г.



Валдай.
Когда в детстве я слышала фразу: «колокольчик – дар Валдая», мне казалось, что Валдай – это далекая земля, до которой нужно ехать, лететь и конечно же плыть. Там несомненно должны были обитать невероятные звери, птицы; расти диковинные деревья и цветы. И хотя на деле Валдай оказался не так уж далеко от Петербурга, но впечатление о нем, как о дивном крае у меня осталось. Какая-то непостижимая умиротворенность царит здесь. Покачиваются на волнах рыбацкие лодки, а вдалеке на другом берегу искрятся на солнце купола Иверского монастыря. По улицам неспешно прогуливаются толстые коты, зреют и падают на землю тяжелые красные яблоки. Все окутано невидимой дымкой неспешности. По лесной дороге едем в монастырь, блестит с двух сторон вода в озере. Вот уже показались белые стены обители. "Купаться в озере только с благословения батюшки" - встречает нас табличка, как забавно выглядят все эти запреты. Если отъехать от монастыря, то благословение не требуется; вода прозрачная и холодная, то что нужно утомленному солнцем путнику.



Тверь.
Тверь, как и Нерехта, - город детства, только здесь я проводила зимние каникулы. В доме на самом берегу Волги жил брат моей бабушки, мне нравилась приезжать сюда, по двум причинам. Во-первых жена деда шила одежду для моих кукол, а во-вторых, и это пожалуй самое важное, она готовила такие пельмени, вкуснее которых мне и до сих пор не удалось отведать.
Здесь мы оказались не случайно, родственники моего супруга проживают в Твери. Самое странное в этой ситуации, что родителей мужа я знаю только заочно, живут они на Камчатке и добраться до нас им не так уж просто, билеты на самолет стоят каких-то бешенных денег. Поэтому первые родственники мужа, с которыми я познакомилась были бабушка, тетя и двоюродные брат с сестрой.
Тверь, как и любой уездный город мало чем может удивить жителя мегаполиса. В детстве все по-другому: огромная горка с которой на попе съезжаешь прямо к Волге, а потом по льду переходишь на другой берег, и все это снимает на старенький "Зенит" дедушка, как же просто было удивить и порадовать советского ребенка. Но вернемся в настоящее время. В городе мало что изменилось, все тот же памятник Никитину на берегу реки, кинотеатр и парк. Возможно немного облагородили набережную и начали строить новые дома в европейском стиле. Но уездность, если можно так выразиться, осталась прежней. 


пятница, 26 августа 2016 г.




Где обычно молодожены проводят свой медовый месяц? На теплом море, за границей, на курорте. Я же из-за своей боязни летать решила провести его в Подмосковье. Изначально план был ехать в Казань, но вдруг в одном из фильмов промелькнула церковь, красота которой могла соперничать со всеми храмами Европы вместе взятыми. Потребовалось немало усилий, чтобы определить где она находится. Храм Зна́мения Богоро́дицы оказался расположен в Дубровицах недалеко от Москвы.
Мысль искать гостиницу в Москве я сразу отмела, устав от городской суеты я предпочла тишь и уединенность маленьких городков. В итоге выбор пал на село Волковское и небольшую гостиницу, всего на шестнадцать номеров.
Ехали мы долго. Мой терпеливый, прекрасный муж провел за рулем в этот день двенадцать часов. Приехали мы в пункт назначения уже за полночь и долго ездили по неосвещенным улочкам в поисках гостиницы, так как сделать указатели в нашей стране большая проблема.
Утром мы проснулись от жуткого топота и детского крика. Оказалось, здесь абсолютно отсутствовала звукоизоляция, забегая вперёд скажу, что выспаться нам не удалось не разу, и не только по причине нашего медового месяца. Пружины матраса и детские возгласы - вот главные виновники недосыпа. Однако все остальное не уступало европейским гостиницам: ухоженная территория с бассейном, бесплатный прокат велосипедов, и другие развлечения были в полном нашем распоряжении.
Первые два дня мы изнемогали от жары, привыкшие к холодному климату наших городов, я к питерскому, муж к камчатскому, мы чувствовали себя слегка вареными. Бассейн спасал.
И все же, не смотря на жару, в первый день мы выбрались в город Таруса где прошло детство моей любимой поэтессы Марины Цветаевой. Она не родилась здесь, но часто приезжала со своим отцом и сестрой. Теперь здесь дом музей Цветаевых, а на берегу Оки установлен камень с надписью «здесь бы хотела лежать Марина Цветаева», дело в том, что именно в Тарусе поэтесса хотела быть похоронена, однако этого не случилось. Мы оказались на берегу Оки когда над «камнем Марины» вспыхнули красные рябиновый гроздья.

На эту поездку и меня было две цели: съездить в Тулу (почему-то мне всегда хотелось побывать на родине самовара и пряника) и конечно посетить храм в Дубровицах.
Тула совсем не произвела впечатление привычного уездного города. Чистая, реновированная, с современными строениями и ухоженными бульварами, хотя и не везде. Здание музея оружия необычной архитектуры в окружении военной техники - мечта любого мальчишки от пяти до пятидесяти. Отреставрированный Кремль с сувенирными лавочками. Большая центральная площадь с новомодными зданиями. Все это создало ощущения совершенно не российского города.



На обратном пути в гостиницу мы все-таки решили сделать крюк и заехать в еще одну церковь - Церковь Рождества Богородицы, и совершенно не пожалели об этом. Собирались мы ее посетить еще накануне вечером, но за два километра до финиша разыгралась непогода и дождь полил, как из ведра, поэтому поездку было решено перенести и это было верным решением. Для того чтобы найти церковь придется спросить дорогу у местных жителей. Первое впечатление от увиденного: «мы каким-то чудом перенеслись в Италию». В архитектуре церквей в нашей стране не приняты такие формы. Внутрь зайти я побоялась, так как была одета неподобающим образом, но очень милая девушка-послушница разрешила войти и провела интересную экскурсию. Оказалось, что здешние земли при Петре принадлежали князю Голицыну, человек он разумеется был образованным, знал языки и так увлекся он итальянской архитектурой, что решил построить этот храм по чертежам церкви, которая должна была быть построена в Италии. Но денег на ее возведение там не было, а у Голицына они были и вот стоит теперь это красота в деревне Подмоклово и радует местных жителей. Восстанавливать церковь начали два года назад, скоро должны восстановить и усадьбу князя. А пока разрастается вокруг церкви деревня все больше и больше, застраивается новыми коттеджами.
Несколько раз пришлось нам проехать через город Серпухов. Обычный провинциальный городок, который мне напомнил Нерехту, где я проводила в детстве все летние каникулы. Однако здесь в отличии от города детства расположено множество красивых старинных церквей, вид на которые открывается с высоты небольшой горушки, на склоне которой мерно пасутся лошадки.
В день перед отъездом жара немного спала, и мы двинулись в Дубровицы. Описать всю ту красоту, все те витиеватости и необычность архитектуры мне не удастся. Ни слова не смогут передать это, ни фото. Поэтому рекомендую все-таки тем, кто будет в этих краях лично доехать и посмотреть на церковь. Интерьер заслуживает не меньшего внимания, чем внешний вид. Фотографировать внутри запрещено, так что можно наконец-то просто полюбоваться великолепием собора. И опять не обошлось здесь без участия уже знакомого нам Голицына. Царь Петр разгневался на князя и отослал его восвояси, а когда случилось примирения, то Голицын приказал построить в честь этого события храм.

Продолжение следует